О самой большой лжи в истории России, украинской нации зомби и преимуществах российской цивилизации

О самой большой лжи в истории России, украинской нации зомби и преимуществах российской цивилизации Фото: Донецкое агентство новостей

Сегодня в России впервые отмечается День воссоединения новых территорий — праздник долгожданный, прежде всего, с исторической точки зрения. Он символизирует исправление той исторической неправды, которая была допущена много десятилетий назад в угоду текущей политической и идеологической конъюнктуре.

О том, каким образом новые регионы, будучи исконно русскими, некогда подверглись насильственной украинизации, а также о том, зачем в свое время был придуман термин «Киевская Русь» и как отличить историческую ложь от правды, в интервью нашему агентству рассказал историк, писатель и журналист Александр Мясников.

— Александр Леонидович, в чем заключается самая большая ложь в российской истории?

— Вся историческая ложь возникла у нас после революции, когда из огромной страны исчез кусок территории под названием Новороссия. Мало того, появился еще и официальный запрет на использование этого термина: можно было говорить либо «Южная Украина», либо «Северное Причерноморье».

Корни ситуации уходят в одну из самых больших и роковых глупостей — создание СССР. Изначально же была идея ССРЕА, то есть Союза Советских Республик Европы и Азии. Это была идеология глобализма, смысл которого заключался в том, что рано или поздно весь мир будет Советским Союзом и потому, какие территории кому отдавать, вопрос был не принципиальный. Ведь недаром в гимне Коминтерна была такая строчка в припеве: «Наша цель — Всемирный Советский Союз».

Вот сегодня мы являемся свидетелями не только событий на территории бывшей Новороссии, но и на Кавказе.  Это все как бы производное от проблемы, связанной с эпохой СССР, где на все национальные проблемы, и даже не национальные, а на какие-то человеческие, смотрели не просто свысока, а наплевательски. Сталин вообще выступал за то, чтобы называться Российской Федерацией, то есть никаких отдельных республик, а все только все под эгидой России. Но его обвинили в национализме и во всяком прочем. Достаточно вспомнить совершенно «сказочную» цитату Ленина о том, что самая угнетающая нация — то есть русские — «должны быть самыми угнетаемыми».

На этом строилось все и вся. Поэтому после создания СССР началась так называемая политика коренизации, которая на Украине получила название «Украинизация». Людей заставляли становиться украинцами, хотя такой национальности никогда не существовало. И вот эта идеология, которую в общем-то создавали австро-венгерский генштаб и Грушевский после Октябрьской революции выступал за независимость Украины и её союз с другими образованиями, созданными на территории бывшей Российской империи), изначально всем казалась каким-то анекдотом, а после вылилась в трагедию, которую мы видим сейчас.

— А как же тогда быть с таким понятием, как «Киевская Русь»?

— Никогда в истории человечества не существовало государства под названием «Киевская Русь». Это искусственный термин, придуманный на рубеже 18-19 веков как технический. И все было бы ничего, если бы это не привело к кровавым разборкам.

Дело в том, что всем историкам, которые тогда трудились за казенные деньги и отрабатывали свой хлеб, ввели термин «Киевская Русь». И это мы хлебаем до сегодняшнего дня. А после революции появилось государство Украина, которого тоже никогда не было. 

— Но ведь в учебниках по истории это есть…

Вообще, когда читаешь украинские учебники, а у меня они есть, создается впечатление, что сходишь с ума. Вот, к примеру, книга, изданная Академией наук Украины шесть лет назад, начинается с очень простой фразы о том, что «самая древняя нация на земле — это украинцы». Им 50 тысяч лет, а украинский язык с Венеры пришел. Конечно же это все на уровне детских сказок или фэнтези, но дело в том, что это вбивается людям в голову, и им совершенно не на что опереться. То есть говорят «это вот так, это такая вот вещь», а все остальное — это…

Но достаточно открыть энциклопедию Брокгауза и Ефрона, где есть понятие «русские», и поясняется, кто принадлежит к нему. Так вот, принадлежат к нему три племени, как тогда называли народы: это великороссы, малороссы и белорусы. И они назывались русские. Это еще один пример того, как политические игры и амбиции могут привести к таким совершенно чудовищным последствиям. Историческая ложь — самое страшное явление. Это вроде бы глупость, над которой можно было бы посмеяться, если бы она не выливалась в кровавые вещи.

К примеру, никогда не существовало государства под названием «Византия». Государство называлось восточной Римской империей, и там жили люди, которые называли себя ромеями. Единственное, что их отличало от западной Римской империи — государственный язык был греческий и немного латыни, тогда как на западе была латынь и немножко греческого. Восточная империя была одной из самых богатых, и ее в конечном итоге уничтожили турки.

Но ведь сначала ее в 1204 году при четвертом крестовом походе разгромили свои же, западные. И поэтому, когда вы, например, смотрите какие-нибудь западные фильмы или читаете какие-то документальные или научно-популярные материалы, там обязательно встретится такая присказка о том, что «темные века, денег нет, как-то все плохо». И, вдруг, в 13-м веке взрыв строительства — возводят соборы, города и все прочее. Но никто не говорит, что это все строится на ворованные у восточной Римской империи деньги.

— Каким образом нам нужно бороться с попытками переписать историю?

— Вообще, закон мироздания показывает, что нельзя бороться «против» чего-то, бороться можно только «за» что-то, и это, кстати, самое сложное. «Против» борется только так называемая «либеральная общественность», для которой очень легко кого-то ругать и строить на этом свою выгодную пропаганду.

В советские годы был такой нарком просвещения Луначарский, который занимался, по сути, чем угодно, только не просвещением. Ему принадлежит идея о том, что самое страшное в истории — это хронология, последовательность событий, которая может побудить человека к каким-то совершенно ненужным размышлениям. Потому он считал, что нужно брать из истории какие-то куски и раскручивать их в нужную сторону. Этим, кстати, занималась и занимается в наше время украинская пропаганда.

Хронология — это совершенно конкретная последовательность событий в истории государства и жизни людей. Вот, к примеру, в школе проходят 1242 год — Александр Невский, «Ледовое побоище» и все, что с ним связано. Очень хорошо, это один параграф. Следующий параграф — это 1380 год — Дмитрий Донской и Куликовское сражение. Получается, что 140 лет в стране никто не жил и ничего не происходило? Получается, что Невский что-то такое сделал, а потом Донской сразу появился что ли? Вот в этом вся беда: у людей история разорвана на части. И эта разорванность не дает никакого ощущения связи с историей для нормального человека.

— Насколько плодотворно вы работаете с историками из новых регионов России? Есть ли уже какие-то совместные проекты?

— В прошлом году встречались с учителями из новых регионов, они приезжали в Ростов-на-Дону. Причем, меня предупреждали, что нужно быть осторожным, так как среди них есть люди с освобожденных территорий и все прочее. По итогу я могу сказать честно: более душевной, открытой и заинтересованной встречи у меня никогда не было. Меня просто потрясли эти люди своим желанием что-то узнать, что-то понять. Меня засыпали вопросами, у них была экскурсионная программа, а они не хотели никуда уходить.

Особенно преподаватели по истории или литературе. Там же на Украине литература такая же кривая, как и история, не менее идиотическая. Допустим, Леся Украинка или Иван Франко, вы почитайте их письма! Они же с возмущением писали, что они никакие не украинцы, а русины. Вот эти вот события, которые происходят с 2014 года, они же вернули к нам совершенно выкинутую из истории народность русинов — это западные русские, которые жили на западе Малороссии. И вот это вранье постоянное, конечно, ужасно. Оно мозги сдвигает.

Что же касается непосредственно проектов: мы открыли исторические парки в Мелитополе и Луганске. По секрету скажу, что как только будет чуть-чуть попроще, мы и в Донецке тоже сделаем такие парки, позволяющие узнать последовательную историю.

У меня есть шеститомный «Путеводитель по русской истории», который лег в основу выставочной идеологии. Я постарался не пропустить ни одного правителя, причем с очень простым подходом: что при ком появилось и что при ком исчезло. Это касается всего, начиная от мелочей, связанных с едой, одеждой, бытом.

Понимаете, когда все построено на том, что пошли, допустим, против печенегов. Ну пошли и пошли, дальше-то что? Или печенеги пошли против половцев. И что? Вот мне, например, сегодняшнему, живущему в 21 веке в Москве человеку, какая разница? Это все становится интереснее, когда это каким-то образом связано с нашей историей. И исчезает недосказанность или предвзятость к чему-то, играющие в конечном итоге очень нехорошую роль.

Вот, кстати, вопрос на засыпку: в какие годы Крым вошел в состав Русского государства? У людей сейчас, конечно, чего только нет в голове. Но на самом деле это был 964-965 годы, когда князь Святослав сумел разгромить Хазарский каганат и его территория, включая Крым, вошла в состав русского государства. Затем, когда Святослава убили в 972 году, естественно, свято место пусто не бывает, и на эту территорию пришли печенеги — кочевники, захватившие Крым.

— Можно ли рассуждать с научной точки зрения о таком понятии как историческая справедливость? Получается, что у каждого она своя?

— Справедливость кроется в реальных фактах и хронологии. А вот то, о чем вы говорите, это интерпретация событий, ведь любое событие можно повернуть так и эдак. История — это единственная наука, у которой есть муза. И такая двойственность, заложенная в историю как таковую, позволяет заниматься всякими интерпретациями, и что угодно придумывать. Это, конечно, интересно. Есть люди, которые ругают кого-то за какие-то непонятные исторические версии. Я всегда к этому отношусь спокойно — пускай будут всякие версии, главное, чтобы люди этим интересовались. Потому что когда вы чем-то заинтересовались, то вы станете изучать, правда это или нет.

— А что тогда есть источник информации? Может ли он быть объективным?

— Когда я встречаюсь с молодежью, то всегда звучит вопрос: «А что читать?». На самом деле, читать нужно все, но знание дают только книги. Потому их сегодня глобалистская власть максимально не использует, мотивируя это тем, что лучше смотреть кино или разного рода видеоролики по 30 секунд. Мол, тогда вы будете в курсе всего.

Но в курсе вы как раз и не будете, потому что нет самого главного — фильтра в голове, который поможет разобраться и поставить все на свои места. Такую возможность дает только книга, позволяя анализировать и понимать, где вранье, а где нет. Понимать, как это можно проверить. У нас, к сожалению, нет ни одного государственного издательства, все частные. А ведь именно книга — это та вещь, которая позволяет человеку отсеивать и рассеивать всю чепуху.

Я всегда говорю ребятам, что они счастливые люди, потому что могут достать телефон и через секунду узнать, какая погода в Куала-Лумпуре. Я в свои студенческие годы представить себе не мог такого. Но при этом молодежь — и самые несчастные люди, потому что они как правило не свободны, привязаны к аппарату, который пичкает информацией от неизвестных создателей. А это же целые институты сидят, гигантские службы, которые сочиняют всю эту чепуховину, забивая ею мозги подрастающему поколению и продвигает ложную формулу о том, что тот, кто владеет информацией, тот владеет миром.

Это чушь полная, но звучит красиво. А пример этому — Украина, где из людей вообще выбили память. Никогда не забуду, как в 2015 году приехал в Крым на встречу к студентам со всей России. Рассказываю им всякие байки исторические, что-то такое, и смотрю — две девочки сидят и совершенно не реагируют. Потом уже они встали в конце и говорят: «Мы ничего не понимаем из того, что Вы говорите». Как же так? А девочки отвечают: «Мы не понимаем, что такое Екатерина Первая и Екатерина Вторая, у нас таких нет людей, мы учились здесь в Крыму в украинских школах, мы этого не понимаем». Это, конечно, трагедия, беда: из целой нации сделать зомби — это кошмар. 

Представляете, с 1973 года в Гарварде существует Украинский национальный институт, который все вот эти вот учебники и остальное готовил десятилетиями, готовил почву. Это один из самых страшных экспериментов конца 20-го и начала 21-го века, украинский эксперимент, который стал создаваться после революции, после войны. И сейчас полтора миллиона долларов тратится в сутки на создание фейков, сидят эти люди в Прибалтике, Польше, и создают всю эту чепуховину.

— А если брать историю Донбасса с 2014 года? Это история людей, лидеров? Это трансформации общественных сил, или этап цивилизационного развития?

— С моей точки зрения, единственный путь заключается в восстановлении реальной истории и Новороссии, и Донбасса, и Крыма, и остальных территорий. До событий 2014 года даже в очень высоких кабинетах разговор о Новороссии приходил к тому, что у России есть Новороссийск. Причем, никому не было ведомо, что создан город был Николаем Первым через 80 лет после того, как была создана Новороссия Екатериной, и создан он в другом месте и по другому поводу. Но у людей в голове все смешалось. Они не знают, что Одесса — это была столица Новороссийско-Бессарабской губернии, потому что в Новороссию входила и Бессарабия, то есть нынешняя Молдавия. А столицей была Одесса, поэтому и университет назывался Новороссийским всегда.

Но путь только один, еще раз говорю. Бороться «против» — нельзя, не стоит ступать на стезю этих кретинов, которые пытаются из себя корчить великих знатоков. Единственная вещь, которая уничтожает фейки — это ирония. Если не будет иронии, то ничего не будет. Это бесполезно.

Любой нормальный человек, который учился в высшем учебном заведении, знает, что такое ВАК (высшая аттестационная комиссия). На Украине она отменена. И когда мне говорят, что это сказал украинский ученый, доктор наук, то для меня это что доктор наук, что дворник дядя Вася — ничего не значит. Потому что степени на Украине дает правительство. До такого еще никто не додумывался, но на Украине додумались.

— Тогда задам очень глобальный вопрос: в чем же преимущества российской цивилизации?

— Русские — это единственная национальность в мире, которая является прилагательным, потому что русским мог стать любой человек, который принимает традиции и законы государства. Это была открытая цивилизация всегда. Ее закрыли только большевики.

А ведь в этой открытости и таилась сила, потому что Российская империя была одной из самых мощных в мире за счет своей открытой системы. В отличие, кстати, от англичан, для которых все остальные были колониями, второго и третьего сорта людьми. В России же такого никогда не было и в этом суть всей российской цивилизации.

Источник
Оцените статью
ДНР Онлайн
Добавить комментарий