О неразберихе, «маленьком Вердене» и «американцах». СВО глазами вернувшегося с фронта студента-медика

О неразберихе, «маленьком Вердене» и «американцах». СВО глазами вернувшегося с фронта студента-медика

Донецк, 11 дек — корр. ДАН. Демобилизованные студенты Донбасса постепенно возвращаются к мирной жизни, но воспоминания о фронтовых месяцах еще долго не будут давать покоя многим из них. В одночасье тысячи молодых ребят прошли путь от новобранцев до опытных, прожженных войной бойцов, вставших в один ряд с дедами и прадедами, уже освобождавшими этот мир от нацизма.

Смертельные удары американским оружием, позиционная мясорубка — лишь малая часть того, с чем столкнулся наш герой. Денис (позывной «Док») — в прошлом обычный студент Донецкого медуниверситета. На первый взгляд он из тех, кого легко не заметить в толпе, но в разговоре понимаешь с первых секунд — уверенный, с чувством достоинства и самодостаточности. На службу Дениса призвали 24 февраля.

Неразбериха первых дней

«Мобилизация для меня была ожидаемой. Позвонили вечером, 23 февраля, из деканата и сказали, что нужно явиться в военкомат. Я тогда учился на четвертом курсе медуниверситета, специализация „Лечебное дело“. Назначили санинструктором медицинского взвода стрелкового батальона. Наша часть вся состояла из мобилизованных», — рассказывает Денис.

Все случилось так быстро, что слаживание велось на ходу. В его подразделении было 14 человек. Из всех только командир взвода «Зима» имел реальный боевой опыт — со времен народного ополчения 2014-го. Именно благодаря этому, как считает наш боец, ему и товарищам удалось выжить в боях.

«Я в подразделении единственный обладал медицинскими знаниями и навыками. Был еще ветеринар с позывным „Коц“. В таком составе мы и отправились на выполнение боевой задачи», — вспоминает «Док».

Медицинский взвод Дениса вместе со стрелковым батальоном, тоже из мобилизованных, перебросили в сторону Херсона. Изначально медициной они были обеспечены — носилки, индивидуальные перевязочные пакеты, жгуты, некоторые лекарства. Но впоследствии в неразберихе первых дней до них это имущество не доехало.

«Медицинским оснащением мы сами начали себя обеспечивать уже в пункте временной дислокации и на позициях. Небольшой гуманитарной помощью обеспечивали волонтеры. Но 90% мы покупали за свои деньги или заказывали из дому у родных. Кстати, посылки до нас доходили регулярно. Когда мне пришла упаковка с 600 перевязочными пакетами, то я уже мог обеспечить и солдат своего подразделения», — говорит «Док».

О неразберихе, «маленьком Вердене» и «американцах». СВО глазами вернувшегося с фронта студента-медика Что говорят о фронте демобилизованные студенты

По его словам, та же ситуация возникла с остальным армейским снаряжением. Мобилизованным выдали только автоматы, патроны, каски и поясные ремни. Остальное, например бронежилеты или разгрузочные системы, пришлось «доставать» уже на позициях. Там же учились армейским премудростям, в основном, у соседних частей российской армии.

«Рядом с нами стояли различные российские подразделения: были и спецподразделения, были и простые контрактники — почти как и мы. Были и очень опытные бойцы — вот у них мы и учились. И сдержанности в бою, и владению тем или иным видом оружия», — отмечает Денис.

По его словам, несмотря на стремление россиян научить своих боевых товарищей из ДНР и готовность самих мобилизованных учиться, частые передислокации не позволяли вести этот процесс полноценно. А вот базовые медицинские навыки нашему герою в условиях военной службы очень пригодились.

«В „универе“ готовят так, чтобы будущие врачи обладали широким медицинским кругозором. И то, чему нас научили, в реальных условиях очень пригодилось! В медвзводе я всех военнослужащих обучил элементарным приемам реанимации, а также более-менее простым медицинским манипуляциям: как правильно перевязывать, делать уколы, ставить капельницы», — вспоминает студент.

Со временем Денис инструктировал и военнослужащих своего батальона. На передовой медики делали все возможное — чтобы снизить потери, снабдить бойцов элементарными наборами первой помощи.

«Военно-полевые роды»

В первые месяцы службы стрелковый батальон, к которому был прикомандирован Денис, находился на второстепенном участке боевых действий, особых событий там не происходило. Поэтому армейские медики в пункте временной дислокации оказывали помощь не только своим военнослужащим, но и местному населению.

«Один раз чуть не пришлось принимать роды! Мы тогда заняли в небольшом поселке под Херсоном пустующий медпункт — оказывали помощь и военным, и местному населению. И в один из приемов среди посетителей оказалась молодая беременная женщина на последнем месяце и попросила проконсультировать о примерных сроках родов. Я посоветовал все же поехать в Херсон заранее. Все-таки там находятся больницы, в которых можно получить гораздо более полную медицинскую помощь».

Но, как водится, послушали и сделали наоборот. «Через несколько дней с одного из постов по рации поступил вызов: у этой женщины начинаются роды! Повезло, что мы все же успели доехать до больницы и ребенка не пришлось принимать в „походных“ условиях», — рассказывает боец.

Он добавил, что родился мальчик, но вот Денисом его, к сожалению, не назвали…

«Маленький Верден»

Долгое время их направление на фронте считалось второстепенным, а задачи мобилизованных стрелков из ДНР заключались лишь в том, чтобы держать позиции и во взаимодействии с соседними частями регулярной российской армии не допускать прорыва крупных сил противника.

«В районе Херсона по большей части шла война на уничтожение — окопная война. Позиционная. Не было цели что-то захватить, отбить — просто уничтожить как можно больше живой силы с их стороны и с нашей», — говорит собеседник.

Подчеркивает: окопная война в районе Херсона напоминала сражение под Верденом времен Первой мировой войны, конечно же — с оглядкой на современные реалии.

«Насколько я успел заметить, поселения, в которых находился противник, были зачатую пустыми. Там оставались только наводчики и разведчики. Может быть, корректировщики из местных. А в наших населенных пунктах жили люди — туда и „прилетало“ с украинской стороны. То есть люди живут, и по ним все равно „насыпает“ артиллерия ВСУ», — отмечает «Док».

Справка ДАН: Верденское сражение, известное также как «Верденская мясорубка», началось на севере Франции в районе одноименного города 21 февраля 1916-го, а закончилось в декабре того же года на тех же самых рубежах. Это одна из крупнейших и одна из самых кровопролитных военных операций времен Первой мировой войны, вошедшая в историю как хрестоматийный пример войны на истощение. В самом начале германского наступления 946 немецких орудий, из которых полтысячи — тяжелые, устроили девятичасовую артподготовку. По итогам нескольких месяцев обе стороны потеряли до миллиона солдат, из которых убитыми — до 430 тысяч. В ходе сражения французские войска сумели отразить широкомасштабное наступление немцев в районе Вердена.

О неразберихе, «маленьком Вердене» и «американцах». СВО глазами вернувшегося с фронта студента-медика Боец НМ ДНР рассказал, как воевал против своих бывших сослуживцев — десантников из 25-й бригады ВСУ

«Под любым обстрелом страшно, потому что не знаешь, какая „твоя“ прилетит… Пуля, снаряд или ракета… Главное — окоп поглубже, молитву погромче, чуть-чуть удачи, стальные нервы и не только нервы… — делится боец рецептом выживания на войне. — Еще украинские войска использовали для атаки квадрокоптеры — это очень опасная штука! Они находились над нами практически 24 часа в сутки».

Беспилотники с подвешенными самодельными взрывными зарядами, по сути, являлись расходным материалом для ВФУ. «В украинской армии коптеров много в запасе, а у нас, то есть у россиян, которые стояли рядом с нами на позиции, — был всего один», — сетует Док.

На волоске от гибели

«Необходимо было взводом выдвинуться на ранее оставленные позиции. Вроде бы всю ту местность ранее „прочистили“ наши РСЗО, но так вышло, что с утра мы подошли к одному берегу канала, а по другую сторону стояли националисты. Их насчитывалось около двух взводов, то есть 60-80 солдат, а нас — всего 14 человек», — говорит собеседник агентства.

По его словам, тут пригодился боевой опыт комвзвода. Обнаружив противника, он предложил не ввязываться в заведомо проигрышный бой, а вызвать артиллерийскую поддержку.

«Скорректировали огонь, и наши накрыли противника. А мы стали отступать и отстреливаться, вооружение у нас было только стрелковое — автоматы. Если бы у них были „глаза“ (на армейском жаргоне — наблюдатель-корректировщик — прим. ДАН) с пулеметом, то нас бы уже и не было…», — вспоминает Денис.

После этого начались систематические обстрелы украинской артиллерией их позиций. Под непрерывным огнем провели шесть дней.

«В последующие три дня украинские войска нас „накрывали“ из минометов, из самоходных артустановок, сбрасывали заряды с квадрокоптеров. В первый день у нас за три часа — шестеро раненых. Это был самый тяжелый промежуток времени. Все — раненые. Контуженные… У меня — три легкие контузии за три дня. „Долбили“ с коптеров и из минометов и 120-го, и 82-го, и польские, по слухам, калибра 60 мм».

За полгода до обострения ситуации на этом участке фронта позиции, в основном, не менялись. И за это время противник успел хорошо изучить местность и пристрелять ориентиры. Этим и объясняется точность и результативность артиллерийского огня ВСУ.

«Позже поступил приказ на отход, мы, отстреливаясь, ведя арьергардный бой, стали отходить на другие позиции», — говорит собеседник.

Украинские войска, в свою очередь, попытались провести наступление на этом участке фронта, но оно провалилось. Помогла русская авиация и артиллерия. Позднее выяснилось: покинутые нами позиции стерты с лица земли.

Знакомство с «американцами»

Военно-полевому медику пришлось столкнуться и с последствиями попадания ракеты американского реактивного комплекса HIMARS. Это произошло в расположении одного из подразделений объединенной армии под Херсоном. Туда в один из дней прилетела ракета. Двоих убило сразу. Еще трое получили тяжелые ранения. Одному осколки пробили грудную клетку и практически оторвали мышцы правого плеча. Другой солдат был ранен в живот, третий — в бедро. Первых двух пострадавших не удалось спасти.

«Мы попытались оказать помощь, укололи препараты, поставили капельницу, но там уже было поверхностное, агональное дыхание… Они умерли у меня на руках по дороге в госпиталь», — с горечью в глазах рассказывает Денис.

Донецкие медики за восемь лет вооруженного конфликта прошли серьезную школу военно-полевой хирургии. Теперь молодые студенты на деле подтвердили девиз своего вуза: Propter vitam alienam vivere — «Живем ради жизни других». 

О неразберихе, «маленьком Вердене» и «американцах». СВО глазами вернувшегося с фронта студента-медика Более 3 тыс. объектов гражданской инфраструктуры повреждено в ДНР с начала конфликта

Война в Донбассе началась в апреле 2014 года, когда только формировался киевский националистический режим. После госпереворота новые так называемые хозяева Украины нацелились на Восток. ДНР и ЛНР провозгласили независимость. Против несогласного с идеологией Киева народа бросили регулярную армию и головорезов «майдана». На мирные города Донбасса начали сыпаться украинские бомбы, мины и артснаряды. Защищать свою землю пошли шахтеры, заводчане, учителя…

Затем были Минские соглашения, которые с одной стороны снизили интенсивность боев и жертвы среди мирного населения, с другой — дали время на укрепление украинских вооруженных отрядов.

В феврале 2022-го после нескольких месяцев накачки западным оружием Киев решился на эскалацию. В Республиках объявлена всеобщая мобилизация. Россия признает их независимость и объявляет о проведении специальной военной операции, в ходе которой части Херсонской, Запорожской, вся ЛНР и существенная часть ДНР переходят под контроль ВС РФ. В конце сентября на этих территориях проводятся референдумы, по итогам чего к Российской Федерации присоединяются четыре новых региона.

Среди мобилизованных в Республиках были студенты. Тысячи молодых ребят взяли в руки оружие, чтобы освободить землю от националистов. Были те, кто находился в так называемом втором эшелоне войск, но были и те, кто боролся с оккупантами на передовой. В ноябре было решено вернуть с фронта студентов. Решение принималось на самом высоком уровне.

Источник
Оцените статью
ДНР Онлайн
Добавить комментарий